укр       рус
Авторiв: 412, творiв: 42099, mp3: 334  
Архівні розділи: АВТОРИ (Персоналії) |  Дати |  Україномовний текстовий архiв |  Російськомовний текстовий архів |  Золотий поетичний фонд |  Аудiоархiв АП (укр+рос) |  Золотий аудiофонд АП |  Дискографiя АП |  Книги поетiв |  Клуби АП України |  Лiтоб'єднання України |  Лiт. газета ресурсу
пошук
вхiд для авторiв       логін:
пароль:  
Про ресурс poezia.org |  Новини редколегiї ресурсу |  Загальний архiв новин |  Новим авторам |  Редколегiя, контакти |  Потрiбно |  Подяки за допомогу та співробітництво
Пізнавальні та різноманітні корисні розділи: Аналiтика жанру |  Цікаві посилання |  Конкурси (лiтпремiї) |  Фестивалi АП та поезiї |  Літературна періодика |  Книга гостей ресурсу |  Найцiкавiшi проекти |  Афіша концертів (виступів) |  Iронiчнi картинки |  Цікавинки і новини звідусіль |  Кнопки (банери) ресурсу

Роздрукувати матерiал
Опублiковано: 2011.05.06


Мухарев Александр

Река инволюции


Полностью охватить «Аппликации», в одном приближении всмотреться в сюжеты, ритмические и отсылочные моменты поэтических сочинений Ольги Брагиной оказалось невозможно.
Попытаюсь в нескольких подходах и планах систематизировать впечатления о персонажах стихотворений, их действиях, о наблюдениях за местом событий, о цитатном поле, мотивах и др. Жанр моей работы – комментарии.
В противовес высказыванию «нельзя войти в одну реку дважды», читая и перечитывая «Аппликации» создаётся ощущение: можно. Тексты мощным потоком толкают, с головой окунают в прошлое, высекая и неожиданные игровые подтексты. С новой попытки заходишь в неспокойную реку, барахтаешься и с трудом начинаешь плыть. Плыть в смысле – видеть под водой, наблюдать обратную эволюцию, когда процесс направляется от старости к молодости, от молодости к детству и дальше вплоть до эмбрионального уровня. Чем-то напоминает фильм, но смотреть его нужно не в ускоренном, а в замедленном режиме.
Можно сравнить поэзию Ольги Брагиной и с комиксами, но только интеллектуальными. Где герои отвешивают реплики в «пузырями» цитат, где случаются детективные события, мелодраматические (пародия на телесериалы) оперы, и, несмотря на это, как трава сквозь асфальт пробиваются мотивы, отсылки литературы мирового звучания.
Начинаю по порядку.
Хочу сразу заметить: в поэзии Ольги персонажей много. В каждом случае их функции рассмотрим на фоне эпизодов истории литературы: как современной, так и прошлого, позапрошлого и более ранних веков.
Стартовое стихотворение книги «Терракотовые фазаны». Героини – женщины: Серафима Андреевна, её сестра Ариадна, белошвейка Мими, герцогиня Йорская, английская бонна Роджерсон и Лотхен (только в финале возникает Шлегель). Каждая связана с литературной традицией разных времён и мест. К примеру, сёстры привязаны к русской прозе девятнадцатого и начала двадцатого столетия (в подарок Серафима шлёт сестре стихи Бальмонта, та находит ассиметрический «классический» презент – книгу о здоровой пище); Роджерсон переписывается с «поэтом, которого не было» Аловым (вновь русский след); Лотхен, увы, не в ладах с немецкой пунктуальностью: не встретилась с Фаустом, ибо «разминулись на пять минут и пошли в пивную, тёмные силы природы потворствуют пьянству и творческим изыскам». Место, как в остросюжетной киноленте калейдоскопически меняется: Брянск, Петербург, Веймар…
Дальнейшие тексты раскаляют приключенческий накал, аттракцион культурных происшествий, сопрягая его с лирическими, сериальными, инфантильными, фантасмагорическими линиями.
«Аптекарский огород». В центре внимания: виртуальное и реальное (не отличимое от виртуального) общение Михаила Никифоровича и Любовь Николаевны. Среди знаковых примет местности: съёмка отечественного сериала, чтение Есенина в обкоме. На протяжении текста возникает несбыточный мотив: нити Ариадны, которая бы вывела из лабиринта и тупиков набившего оскомину быта с тем, чтобы героиня «перестать читать о берёзах» и не записывалась на курсы кройки и шитья. В итоге – эпатажный ход: Любовь Николаевна решается, «сторонясь людей из провинции» (стало быть, мы в Москве): «надевает платье из бежевого кримплена» и читатели шепчутся: оно «не достаёт до колена»…
Одну страницу пропускаю.

Дальше «Мосты и туманы». Московская тема продолжается, но главная роль теперь у Марины, которая выводит: «Что мне Москва, я же – кукла Тутти…» Героиня прошлого стихотворения воображала себя голубком, эта – куклой. Не станем останавливаться на сюжете, пусть читатель оценит сам. Ещё в тексте «Счастье возможно», написанного от мужского лица (это нечасто бывает), персонаж говорит противоположное: «я не хочу быть куклою восковою», комментируя фотографию, где он с милой Полинькой: «ты под вуалью, а я доедаю люля-кебаб».
Для стихотворений Ольги Брагиной характерно, что персонажи живут в вымышленном мире. Причём, героями становятся не только люди, но и животные – белый Кролик, зайчики, еноты, белочки, котята. Но это мы забегаем немножко вперёд.
Со стихотворения «Все любят сыр» возникает мотив извержения вулкана. «Плиний был много старше, когда зола из Везувия метром легла на спину». В том же сочинении появляется и мотив сопоставления искусства с принятием яда «так же было у Рембрандта – смешивал краски, потом отравился хною».
Рефреном стихотворения «Море» стало слово «пиши». А о чём писать? Да хотя бы о домашних питомцах, упомянутых абзацем выше: зайчиках, енотах, белочках и т.д. Забота о зверках избавит от душевных и творческих переживаниях, можно смотреть и ухаживать. Чем не культурный досуг?
Да, ещё следует заметить, что в поэзии Ольги Брагиной встречаются повторяющиеся герои. Речь о Лотте. В «Домике Феи» панические откровения: она не любит себя, как портрет Дориана Грея и вообще «нас скоро скроет пепел – какая сегодня Этна» (опять вспомнили о вулкане). В «Пищевой цепочке» скучающая Лотта одержима мыслью «нужно убить барона», чем он ей так насолил, остаётся загадкой.
«Частная жизнь» неким образом напоминает об «Элегии Джону Донну» Иосифа Бродского, но если в тексте ИБ спят совершено все и вся, то у ОБ спят преимущественно зверки: бурундуки, зайчишки. А спусковым механизмом для стихотворения стала девичья фамилия Ахматовой – Горенко, в этой связи вспомнились изыскания поэта Юрия Арабова (опубликованные в одном из номеров журнала «Киносценарии» за 2006) о том, как смена фамилии влияет на творческую судьбу. Чаще всего в сторону фатального ускорения жизни, которая может стать и выигрышной.
А вот стихотворением «Лирики» можно констатировать публицистический поворот в книге Ольги Брагиной. «Антиномия любви и смерти» в контексте истории о возвращении соседа из хорватского плена. Сосед бредит Страшным судом и окунает в пучину социальных вопросов. Чтобы не сильно вникать в «возможность выбора между свободой и гдееровским гарнитурой»: вопрос непростой для Милены, как вариант она находит эпатажную формулу «в настоящем времени лучше нам выпить яд» (подразумевается искусство).
В «Трилогии Лары» начинается еще один тематический виток – мотивы детских страшилок. Повторяется в двух первых частях словосочетание «приделай мне новые ножки». Отчётливо героини вроде бы и нет, главным выступает внутренний монолог детского сознания, преступающего черту взрослости. Сознанию Лары принадлежат слова: «будем любить шампанское, будем совсем не дети, после придут медведи и уведут нас в плен», но в ремарках автора говорится, что сознание это «неровно дышит к мировой трагедии смысла».
Следующая история с невесёлым сюжетом. «Осиные гнезда». У провинциального графа К., едущего в столицу на рассмотрение тяжбы отбирают крепостную Глашу, а самого отправляют в кандалах в предместия Сахалина. И вот граф говорит «я признаться, не склонен любить Россию» и точно читая мысли, заикавшийся император возвращает его с полдороги. К. – знакомое имя. Не с Кафкой ли перешучивается Ольга Брагина?
Печальный детектив разворачивается и в тексте «Дублинские музыканты» (бременские отдыхают), где пропадает человек и об этом пишут газеты, выпрямляются и литературные декорации. Чтение писем Чехова продавщицей Софой.
Пока на этом остановлюсь.
Продолжение следует.



Опублiкованi матерiали призначенi для популяризацiї жанру поезiї та авторської пiснi.
У випадку виникнення Вашого бажання копiювати цi матерiали з серверу „ПОЕЗIЯ ТА АВТОРСЬКА ПIСНЯ УКРАЇНИ” з метою рiзноманiтних видiв подальшого тиражування, публiкацiй чи публiчного озвучування аудiофайлiв прохання не забувати погоджувати всi правовi та iншi питання з авторами матерiалiв. Правила ввiчливостi та коректностi передбачають також посилання на джерело, з якого беруться матерiали.


Концепцiя Микола Кротенко Програмування Tebenko.com |  IT Martynuk.com
2003-2019 © Poezia.ORG

«Поезія та авторська пісня України» — Інтернет-ресурс для тих, хто відчуває внутрішню потребу у власному духовному вдосконаленні