укр       рус
Авторов: 399, произведений: 37729, mp3: 330  
Архивные разделы: АВТОРЫ (Персоналии) |  Даты |  Украиноязычный текстовый архив |  Русскоязычный текстовый архив |  Золотой поэтический фонд |  Аудиоархив АП (укр+рус) |  Золотой аудиофонд АП |  Дискография АП |  Книги поэтов |  Клубы АП Украины |  Литобъединения Украины |  Лит. газета ресурса
поиск
вход для авторов       логин:
пароль:  
О ресурсе poezia.org |  Новости редколлегии ресурса |  Общий архив новостей |  Новым авторам |  Редколлегия, контакты |  Нужно |  Благодарности за помощь и сотрудничество
Познавательные и разнообразные полезные разделы: Аналитика жанра |  Интересные ссылки |  Конкурсы, литпремии |  Фестивали АП и поэзии |  Литературная периодика |  Книга гостей ресурса |  Наиболее интересные проекты |  Афиша концертов (выступлений) |  Иронические картинки |  Кнопки (баннеры) ресурса

Опубликовано: 2010.11.15
Распечатать произведение

Ольга Брагина

***

Это просто сладкую вату роняешь долу, канареечный привкус под ложечкой прочно затих, и не хочется длить за окном барбизонскую школу, и не хватит сил для воскрешения всех живых. Май жестокий с ночами белыми греет кожу, ну подумаешь, сколько там гимназисток с веслом, я и память твою никогда здесь не потревожу, и за ними ад без последствий, почти на слом. Сколько их, соблазненных возможностью быть любимой, как в романах чадолюбивой мадам Колетт, потому что всё должно закончиться пантомимой, настоящих слов за пределами смерти нет. Это просто сладкую вату роняешь долу и на липкие пальцы твои, как осиный след, опускается ночь, сочно тень припечатав к полу, за пределами ночи других очертаний нет. Только пальцы твои целовать до рассвета, не жалко, что потеряны годы, столетия быстрого сна, от тебя остается всего лишь смешная считалка – вышел месяц и ножик достал, и печаль неясна.  А потом всё равно, что еще от тебя остается, десять писем в корзине, которые жалко стереть, вышел месяц и ножик достал, и сидит у колодца, и за эти любови, которые даже на треть не честны перед тем, кто посмотрит на эти узоры, а потом, насладившись красотами, крепко встряхнет, живы этим еще, потому что на «верую» скоры, ибо кроткий абсурд растекается в сердце, как мёд. Что еще остается, как ангелам пыль на манжете, расстояние ближе, чем ты себе можешь простить, это всё пустяки, что еще ни намешано в Лете, нужно просто забыть, и капроном нашейная нить не привяжет тебя никогда к этой бедной скамейке неокрашенной, где еще вздохи при полной луне так важны, и скользят серебристые змейки, и приходит весна, всё роднит тебя с нею вполне. Это просто сладкая вата, надежды мало, как сказали весною, кажется, перегрев, я почти жила, но скорее всего, играла, а ты выбрал ток, полюса для себя презрев. Хочешь жить в бессмертии? Вот для тебя конфета, это Мишка на Севере, ищет свой город-сад, никогда не найдет, потому что наступит лето, и растает сердце, как сотня коричных ват. Я могла бы быть твоей плотью,  кровью и сажей, но вершки с корешками не сходятся, неверны, то, что было сном, становится речью нашей, потом они говорят и теряют сны, не ждать, не верить и не просить я и так умела, хотя наверное плохо – надо еще уметь, а Батюшков вот не думал: «Дано мне тело, и что мне делать с ним, это – пустая клеть». Аще кто спасет всё вокруг, но погубит следом, потому что нужно разнообразие и порыв, и твой новый вкус мне будет уже неведом, и не нужно петь, все краны в плите открыв, потому что это просто дешевая мелодрама – всё то, что ты говоришь себе по ночам, а любовь долготерпит и верит в себя упрямо, как скворечник из пособия «Сделай сам», но опять трубочист и пастушка падают вниз с буфета, свои осколки навеки перемешав, возвращаться к себе – совсем плохая примета, как будто действительно это редчайший сплав, а ты опять поверишь неосторожно в свой рай барачный, гжелем нерасписной, уйти легко туда, где им будет можно лечиться ватой сладкою и весной, и если можно небывшее сделать светом, а бывшее просто – обои на этот стол, который нужен, чтоб видеть себя поэтом, и всяк сверчок, и каждый король наш гол, а я всё равно пишу тебе сотни знаков, кого-то в чем-то разве тут убедишь, и красен след, и цвет наш до боли маков, а ты всё равно за нитью следишь, малыш, и только Мишка на Севере трется боком об эту давно затертую зноем ось, хотелось молчать об этом своем жестоком сиянии северном, двести двадцать, не удалось. И каждый, кто жил, любимых убив и разных, которые даже не очень знакомы здесь, пополнив запасы “Gillett”  своих безопасных, расходуют пульс, выливая по капле весь, а мы всё равно нужнее себе намного, тревожить историю нет особой нужды, проси себе ненужной любви у Бога, весной на север, камни в хлебах тверды, и ясно давно, что нам это всё не нужно, намного проще без этого и ясней, и если нет тебя, мне всего лишь душно, и свет не нужен, как всем известно, с ней.

2010
© Ольга Брагина
Текст выверен и опубликован автором

Все права защищены, произведение охраняется Законом Украины „Об авторском праве и смежных правах”

Написать отзыв в книгу гостей автора


Опубликованные материали предназначены для популяризации жанра поэзии и авторской песни.
В случае возникновения Вашего желания копировать эти материалы из сервера „ПОЭЗИЯ И АВТОРСКАЯ ПЕСНЯ УКРАИНЫ” с целью разнообразных видов дальнейшего тиражирования, публикаций либо публичного озвучивания аудиофайлов просьба НЕ ЗАБЫВАТЬ согласовывать все правовые и другие вопросы с авторами материалов. Правила вежливости и корректности предполагают также ссылки на источники, из которых берутся материалы.

Концепция Николай Кротенко Программирование Tebenko.com |  IT Martynuk.com
2003-2017 © Poezia.ORG

«Поэзия и авторская песня Украины» — Интернет-ресурс для тех, кто испытывает внутреннюю потребность в собственном духовном совершенствовании