укр       рус
Авторов: 399, произведений: 37729, mp3: 330  
Архивные разделы: АВТОРЫ (Персоналии) |  Даты |  Украиноязычный текстовый архив |  Русскоязычный текстовый архив |  Золотой поэтический фонд |  Аудиоархив АП (укр+рус) |  Золотой аудиофонд АП |  Дискография АП |  Книги поэтов |  Клубы АП Украины |  Литобъединения Украины |  Лит. газета ресурса
поиск
вход для авторов       логин:
пароль:  
О ресурсе poezia.org |  Новости редколлегии ресурса |  Общий архив новостей |  Новым авторам |  Редколлегия, контакты |  Нужно |  Благодарности за помощь и сотрудничество
Познавательные и разнообразные полезные разделы: Аналитика жанра |  Интересные ссылки |  Конкурсы, литпремии |  Фестивали АП и поэзии |  Литературная периодика |  Книга гостей ресурса |  Наиболее интересные проекты |  Афиша концертов (выступлений) |  Иронические картинки |  Кнопки (баннеры) ресурса

Опубликовано: 2010.10.20
Распечатать произведение

Ольга Брагина

***

Хорошо, что мы давно перешли на «ты», хорошо, что мы – две полнокровные половинки, «А тут недавно выступал Лев Рубинштейн, а теперь мы» - «Да, мы круты» - отвечает радостно Лена из соседней кабинки. Хорошо, что меня заела в такси ностальгия, приеду – включу “Ace of Base”, или даже “E-Type”, а потом как всегда «Орландина», за окном проступают дома как расчерченный лес, если вам разлинованный лист и так далее, мягкая льдина, и на что мне смотреть вдали от тебя, как Ершалаим, абсолютно холоден, пишешь проформы ради, и на двух этих стульях, как маленький Бим, сидим, потому что давно пора записаться в б%ди, но даже это будет напрасно, совсем никак, и это тоже написано для проформы, у доброй Маши был свой Абрам-дурак, но из избы выносить будем долго сор мы. И хорошо, что того, кто рядом, я всё-таки не люблю, будут дарить арифмометры, спички детям, дети со спичками, сдать себя по рублю, всё настоящее кровью своей отметим. Буду писать до утра, что ты мне приснился вчера, за руку долго держал и молчал о разном, всё остальное – большая пустая дыра, вырезать в лезвии бритвы своем безопасном что-нибудь очень полезное, мы нам никто, просто прохожие в серой пыли тротуаров, лучше убей меня сразу, твой пудель Тото, шарф и манто, шарф конечно же черно-муаров, я рождена для того, чтобы стиль арт деко растиражировать из-за чужих колоколен, дуем на снег, потому что ушло молоко, для остального ни жив и ни мертв, просто болен. «А раньше тут выступал Лев Рубинштейн, а теперь вот мы, это нарывы детства, болезни роста, никогда не расплатишься больше за жизнь взаймы, доживи с понедельника до расставания просто, а ты лепи себя заново, потом другую родню, воспоминанья к месту, другую шею для Аннушки в жанре ню, другую плоть и кровь и ее невесту, а я все равно умею почти любить какого-нибудь любого совсем без толку, а я все равно достану такую нить, чтоб сена стог и можно забыть иголку, ну иногда подумаю – за что ты меня вот так, конечно, это полезно для тонкой мануфактуры и новой искренности, заполируем лак, и без того давно уже бабы дуры, и мужики все равно, как известно, сво…, с этим поспорить сложно и бесполезно, а за окном, посмотришь – уже светло, новая плоть коричневой краской слезла.
***
На самом деле я бесполезна, как три сестры, одна из которых читает анатомический атлас и краснеет на оглавлении, точит грифель, вторая пишет письма в Москву и грифели все остры, туда уже поехал кто-то, наверно, Вигель. А третья мечтает, что все они получат ответ от того, кому приносят новых червей за обедом, на самом деле никакой Москвы конечно же нет, но это не оправдание нашим семейным бедам. На самом деле письма выносят за калитку и бросают в большой котел, третья сестра подозревает нечто подобное, но страшась (не подать бы виду), исправно собирает листья салата, наш почтальон хитер, а первая ногти стрижет, затаив обиду – на самом деле везет же людям, а чем они лучше нас, не сеют, не жнут, а просто пьют кока-колу, которая лайт, покупают билет в первый класс, но без четверти пять как всегда сердце в ноги и долу. Ну до чего-то я не дотягиваю, никогда я не дотяну, пишу ему о нашей нежности, видах на урожаи, а он говорит: «Не верю, ты можешь, ну», и семь столов, и три покрывала майи. По самой точной мерке любить тебя нет уж сил, а всё сидят у окна, за мелкие бесьи складки платить, а он любить себя не просил, и в этом всё, любые остатки сладки, но может быть напишет что-нибудь – просто приедь сюда, кофе попить, обсудить динамику роста, а в окнах блестит серебром нутряная слюда, и эта среда, что заела и выела просто, роднее всего, что ты можешь мне в сердце вложить, и так вот прожить на копейки от прежних получек, а там за калиткой в котле мы увидимся, Мить, и будем любить только тень раскуроченных тучек.

15.10.2010

2010
© Ольга Брагина
Текст выверен и опубликован автором

Все права защищены, произведение охраняется Законом Украины „Об авторском праве и смежных правах”

Написать отзыв в книгу гостей автора


Опубликованные материали предназначены для популяризации жанра поэзии и авторской песни.
В случае возникновения Вашего желания копировать эти материалы из сервера „ПОЭЗИЯ И АВТОРСКАЯ ПЕСНЯ УКРАИНЫ” с целью разнообразных видов дальнейшего тиражирования, публикаций либо публичного озвучивания аудиофайлов просьба НЕ ЗАБЫВАТЬ согласовывать все правовые и другие вопросы с авторами материалов. Правила вежливости и корректности предполагают также ссылки на источники, из которых берутся материалы.

Концепция Николай Кротенко Программирование Tebenko.com |  IT Martynuk.com
2003-2017 © Poezia.ORG

Яндекс цитирования
«Поэзия и авторская песня Украины» — Интернет-ресурс для тех, кто испытывает внутреннюю потребность в собственном духовном совершенствовании