укр       рус
Авторов: 412, произведений: 41959, mp3: 334  
Архивные разделы: АВТОРЫ (Персоналии) |  Даты |  Украиноязычный текстовый архив |  Русскоязычный текстовый архив |  Золотой поэтический фонд |  Аудиоархив АП (укр+рус) |  Золотой аудиофонд АП |  Дискография АП |  Книги поэтов |  Клубы АП Украины |  Литобъединения Украины |  Лит. газета ресурса
поиск
вход для авторов       логин:
пароль:  
О ресурсе poezia.org |  Новости редколлегии ресурса |  Общий архив новостей |  Новым авторам |  Редколлегия, контакты |  Нужно |  Благодарности за помощь и сотрудничество
Познавательные и разнообразные полезные разделы: Аналитика жанра |  Интересные ссылки |  Конкурсы, литпремии |  Фестивали АП и поэзии |  Литературная периодика |  Книга гостей ресурса |  Наиболее интересные проекты |  Афиша концертов (выступлений) |  Иронические картинки |  Кнопки (баннеры) ресурса

ЛУЧШИЕ ПРОИЗВЕДЕНИЯ ПОСЛЕДНЕГО ПЕРИОДА

АЛЕКСЕЙ БЕЗГОДОВ

***
Резвым конем проскакал с полверсты,
Но, оказалось, надежды пусты.
Скалы никак не осилить верхом,
Но распрощаться с любимым конем
Разве возможно? Растил я коня
Многие годы для этого дня,
Чтобы промчаться всего с полверсты,
Остановиться – и сердцем застыть.
Боже Всевышний, помилуй меня,
Конь подо мною – гордыня моя.
Есть колдовство в черногривом коне,
Знаю, что спешиться надобно мне,
Да не пускают к земле стремена.
Конь мой беда мне, и в сердце вина.
Господи Боже, помилуй меня,
Смилуйся, Отче, избавь от коня.

***
Грязь откровенная ложью уменьшена.
Сердце мужчины сегодня беспесенно.
Ложью воспета греховная женщина,
Чистая – в Красную книгу занесена.
Вид вымирающий прежняя женщина:
Вот отчего благодати все меньше нам.
Женщина-лидер со смрадною глоткой
Даже не хочет быть нежной и кроткой.
Женщине ныне престижно быть первой,
Модно быть гадиной, выгодно – стервой.
Вид – подавляющий, срамом увенчана…
Ложью воспета циничная женщина!

***

СЕРГЕЙ БИЛЕНКО

***
Время соткано из ожидания,
Ожиданья чего-то лучшего.
Треть пути – вот оно, расстояние,
Расстоянья ломают идущего.

Доказательства непричастности
К написанию жизни собственной
Отвергаю. Живущим в праздности
Не желаю душой быть родственной.

Оправдания покаянием не приму –
Вера стоптана гордостью.
На краю, за чертою, на грани я –
Это танец во лжи над пропастью.

Время соткано из одиночества,
Из ночей бесконечных, сумрачных.
Леди Вечность, Ее Высочество,
Отыскала дверь, воплотилась в них.

То, чего я так ждал с нетерпением
Приходило, ушло незамеченным.
Я ж упорно боролся с сомнением,
Ожидая, что даст новый вечер нам.

Ночь и день, день и ночь – ожидание
Светло-солнечного грядущего.
Время соткано из расстояния –
Расстояния ломают идущего.

***
Мой город умер много лет назад.
Он умер в тот же миг, когда родился.
Он умер, но с тех пор он изменился:
Он стал похож на темно-серый сад.
Домов могилы, впалые глаза
Дверей и окон, поглотивших души.
Остановись и замолчи, послушай:
За стенами звучат их голоса.
Фонарные столбы бросают тень,
Похожую на виселицу. Где-то
Среди теней и отголосков лета
На алтаре лежит казненный день…


МИХАИЛ ВАСИЛЬЕВ

***
А Ему сказали: "Теперь говори.
Ты, может быть, будешь услышан".
Толпа стояла здесь до зари,
Ходила по плоским крышам.
А Он на холме оглянулся назад,
Где не было жарких селений:
Полнеба попало к Нему во взгляд –
И полнеба стало острее.
А потом Он сказал, и затихли все
От малых детей до взрослых.
Они не увидели на голове
У Него шиповников острых.
А потом Он ушёл, и сказали: "Дурак".
И полнеба ангел с тоски
Сделал камней движением, точно знак.
Отче, убереги!..
Три Марии заплакали за окном,
Где-то Лорка шепчет слова,
А Господь подсчитал,
Что за каждым углом
Плывут облака.

***
…Тень от неба, песня об умершей –
Той, что вечер скрадывает в боль.

Так же камень, умереть сумевший,
Таинством ложится на ладонь:
Я забыл, что ты ещё не спевший
Ангел светлый, помнящий огонь.

Ты ли говорил с Хафизом чутким
На арабском ясном языке?
Даже камень делается хрупким,
Подчиняясь каменной реке.

Как слеза иконописных ликов,
Из Евангелий записаны стихи,
И на небе – осень птичьих криков,
И в раю далёком – все грехи.

Но движением оставленных светил
Каменные полнятся соборы –
На краю отяжелевшей флоры
Я движенье в камень превратил.

ГРИГОРИЙ ГЕОРГИЗОВ

***
Что-то слабо мне в лучшее вериться.
Это Ангел мой снова исчез.
Как мой путь этой грустью б не мерялся,
Провести себя надобно чрез…

Расставанья с друзьями и близкими.
Одиночество. Ужас потерь.
Испытания чувствами низкими.
Оскорбления. Грубость. И  лень.

Что же всё-таки лучшее самое?
Это Ангел мой снова со мной.
Слово друга, приветливо-славное.
Путь, открытый иною судьбой.

***
Я уходил. И приходил.
Я все дороги исходил.
Но отчего-то знал всегда,
Что те дороги в никуда.

Я образ Господа искал.
Я славу странника снискал.
Но что мне слава, что успех,
Когда всегда со мной был грех.

Я звал своих друзей взглянуть
На пройденный Всевышним путь.
Но я всегда осознавал,
Что зовом к дружбе опоздал.

Я приходил. И уходил.
Я притчами благодарил.
Но отчего-то знал всегда,
Слова без веры – ерунда.


ЕЛЕНА ЖЕЛЕЗНЯК

***
Поющие ангелы
разлетятся, как голуби,
Они живут между
временем и пространством,
И не верят в смерть,
ибо не боятся её.
Душе, запутавшейся
в струнах лиры,
Они, как наивысшее благо,
даруют боль.
Ибо душа прикоснулась
к Уделу Ангелов.

***
Белый голубь
на раскалённых камнях
вспоминает море
зелёных лесов,
среди них пену
вишен в цвету.
Он забыл голоса
ушедших миров,
от которых остались
лишь камни и пыль,
от которых осталось
лишь небо и он.
Белый голубь,
конец и начало,
в который раз ждёт
Ноев ковчег.

***
Луна. Туман.
Ревность,
неверность.
Горячие губы
на мокрой щеке.
Гордость –
за нежность.
Слово – мучение.
Молчанье – пощечиной.
Робость – обидой.
Ты здесь, одиночество.
Давно не виделись.


ЮЛИЯ КОСЕНКО

***
Иду по миру. Мира простота
Мне будоражит кровь, но лечит душу.
Я вижу, как все просто и тогда
Я понимаю – сложность душит.
Зачем проблемы создавать, жизнь изменяя?
Зачем любить, мечтать, вперед идти?
Иль ненавидеть, злиться и, не зная,
Терять себя, чтобы потом найти?
Зачем? Никто не даст ответа.
Нам суждено блуждать впотьмах,
Чтобы когда-то в судьбоносный час
Узреть во тьме кромешной лучик света.


ОЛЬГА КОСТЕНКО

***
Ринулся, отскочив отпечатком,
Словно мячик хрустальный отлил синевою.
Трепет чувства украдкой зарделся, затеняя слова.
Фитильки очертаний сплетаются зеброй
Вновь коснулся щекой фары призрачный лик
И замерз на литой тишине теплотою,
Многоликой свирелью и нежностью флейты,
И родного созвучья. Золотого касанья
С силой вырвалась лира из объятий восторга,
Нашептала, лелея, о любви в бесконечность,
Набросала спелые в воздухе гроздья.
Вновь касаньем покрыв пустоту в полном цвете,
Обратился в строку, чистотой окаймляя.
Лишь узоры нежны единенья слепого.
Милый, нежный, родной, обнимающий отклик
Засмеялся простым, несгораемым ветром
И прижался травой, замерзающей к льдине
Естества без обмана.
И щеки, и печати затушил птицей рвенье,
Затенил тишину, вобрал гроздья, созвучья,
И травой на заре воплотился любовью,
Завивая в рассвет отстранившийся голос.

***
Смех.
Мне не дойти до судьбы впереди,
Радость пронзает пустые капканы,
И очертания, мысли, холсты,
Ветром пустым омывающим станут.

Дом.
Мне добежать до конца бытия,
Не отпуская любовные нити,
Треплет и вьется подруга моя,
Ночь белокрылая, тенью забытой.

Горсть.
Нéжны от листьев родные черты,
В поле судьбы проложили дороги.
Тянется нить паутины-мечты
По плоскогорью, опутая ноги.

День.
Там опадали простые слова,
Так не успев отпечатком расстаться.
Вьется под первой любовью трава
От невозможности вечной остаться.

Крик.
Птицы перо заблестело в полете,
Колокол жизни молчит далеко.
Жизнь воплотилась в пылающей ноте,
Стало так счастливо жить и легко.


АННА ЛАНДИНА

***
Тихой поступью рыжей пантеры
Мягко осень идет по земле.
Путь на юг, а глазами на север
Смотрит вдаль. Она в серебре.
Лапы, мягко касаясь деревьев,
Беспощадно несут ее вдаль.
За собой оставляет лишь веер
Из листков золотых и печаль.
Да печаль за минувшими днями…
Осень плачет дождинками слез,
И снежинки, спускаясь ночами,
Провожают ее в царство грез.

***
Осень поздняя, серость природы,
Маскировка асфальтного цвета.
Вот на тополе лист одинокий
И травинка, забытая летом.
Серый дождь лил на серые крыши,
Серый ветер нес серую пыль.
Шелест – листья, как серые мыши,
Это осени серая быль.
Облака – светло-серый оттенок,
И слова грязно-серой рекой.
Серый шепот соседей за стенкой,
А вокруг – люди с серой душой.
Серый взгляд из-под серенькой шляпки,
Серый слог среди серой молвы,
И джождя снова серые капли
Не белей среди серой толпы.
Было грязным все, мокрым и серым,
Но менялось все, пусть не спеша.
Все сегодня с утра стало белым,
Но не станет лишь белой душа…


АЛЕКСАНДР ЛЫСЕНКО

**
Ждал я утром солнечный восход.
Звал я небо взором благосклонным,
Но остался тихим осенний небосвод.
Я стоял и плакал, небом отреченный.

Вдалеке зарделася заря,
И душа моя наполнилась надеждой.
Но исчезла вдруг иллюзия. И зря…
Дал я сердцу волю, приняв нежность.

Руки горячи затихли на груди,
Слезы вытекли, остались лишь осколки…
Осень, расскажи о том, что будет впереди –
Счастье? Горе? Или жизнь без толку?

Ждал я осень, как святую боль.
Звал ее я взором благосклонным.
Мне бы быть в объятиях с тобой,
Но мой мир стал небом отраженным.

***
Хоть есть сомненья – ты в лицо им смейся,
На лучшее всегда в Пути надейся.
Коль горе вновь придет тебя искать,
Мечтой его укутай и согрейся.


КСЕНИЯ НАЗАРОВА

***
Неправда, что о нас не помнят поезда,
Неправда, что о нас не помнят мостовые –
Когда мы для других уходим навсегда,
Для них мы всё равно как будто бы живые.
Неправда, что дома не помнят ничего,
Неправда, что они – сухая штукатурка,
На их стенах остались нити от панно,
А в комнатах звучит дубовая шкатулка.
Неправда, что не помнит встречи самолёт,
Неправда, что часы забыли всё о прошлом –
Мы помним о плохом, что время донесёт,
Они одни лишь помнят о хорошем.

***
Иду, осторожно ступая, скольжу, осторожно ступая,
Иду, бесконечно ступая,
По тонкому, тонкому льду,
И осень сегодня слепая, и осень как будто слепая,
И осень сегодня другая,
И я до тебя не дойду.
Пускай будут реки и дали, пускай будут степи и дали,
Всегда будут реки и дали,
Мне чудится, будто в бреду,
Что мы по пустыне плутали, всю жизнь по пустыне плутали,
С тобой по пустыне плутали,
И ты – мой мираж наяву.


ДАРЬЯ СОТНИКОВА

***
Подпоясанная гордостью,
Отороченная смелостью,
Да расшита белой храбростью,
Да подбита теплой нежностью.

Вся раскрыта, как на исповедь,
Вся истерзана – расколота,
Неба синего – в глаза бы мне,
Бездну черную – убрать бы прочь!

Да разорвана – разбросана,
Раскричалась – не услышана,
Разлеталась, а не поймана –
Просто не было охотника.

***
Что-то в городе моем изменилось:
То ли тополь постарел, то ли клены,
Может, с липою беда приключилась,
Может, иве цвет не нужен зеленый.

Или степь тоскует вместе со мною
По проселочным дорогам и долам,
Или дождь стучится в окна весною
В крае том, что называется домом.

Что-то в городе моем потерялось:
Может, детство, что сбежало без спросу…
Что не так? Ну что же я растерялась?
Просто в городе рождается осень.


АЛЕКСАНДР СКОБЕЛЬСКИЙ

***
Родился я скорпионом
Среди камней и песков.
Там не может быть вдохновенья,
Потому что душу иссушает зной.

И в этот мир однообразный
Ведет одна мирская дорога:
Она упирается прямо в черную бездну
В скале открытого грота.

Эй, путник, не останавливайся у входа,
На горе ты здесь не увидишь креста,
И апостол Андрей не поймает тебя
В свои ловкие рыбачьи сети.

Прими свой рок:
Ты стоишь у врат ада.
Страж с изогнутым жалом
Предлагает пройти вперед.

***
Вечная осень сегодня
Твои наполняет глаза.
Вечная осень мелькает
В движениях скользких пера.
Да, вечная осень рыдает.
Срывается в боли с холста.
И слёзы небесные тают.
Всё в грусти: бумага, душа.


Ты вечная осень покоя.
Лишь шёпот напомнит тебя,
Ударив сомнением в стёкла,
По мокрым глубинам звеня.
И где-то твой сон охраняет
Господь, наклонившись скорбя,
Над тем, кто уснуть и воскреснуть
В мир иллюзий родится, любя.


АЛЕКСЕЙ ЯРОВОЙ

***
Ветер так часто дует в лицо
И реже гораздо – в спину.
Я шёл, опустив на землю лицо,
И нёс под рукою картину.
Осень – размытого цвета игра,
Жёлто-багряно-гнедого…
Ветер порывом унёс лицо,
И не стало меня былого…
Случайный прохожий. Очки с плащом.
С рамой, местами – с проседью.
В раме – сад без одежды давно
Ещё до прихода осени.
Танцы туманов прохладны,
Как руки к перчаткам привычны.
Деревья зовутся обманы,
Сад называют обычай…

   Если б не эти строки,
Я и не вспомнил бы нынче…
Похожий на мой… пейзаж… Василия N. да Винчи.

У  фонтана легла клумба.
Женщина, отчасти в оранжевом, –
С картиной сериала вечернего:
"Любовь. Аргентина. Ряженка".

Утренело. К семи близилось.
Заспешили братья по разуму.
Несут квадраты Малевича,
Хлебобулочные разные…
Взять им бы да крикнуть,
Что не хлебом единым…
Да только и у меня хлебобулочные равнины…

И вдруг вдалеке палитра – пёстрая до Безумия.
Костёр. Фейерверк. Радуга!
Разуваюсь, иду бесшумно…
Смотрю, став глазами без времени, –
Неужели она, Милая?..
Подходит… Набросок Дали и сумочка крокодилова…

Всё. Закрываю глаза.
Оставьте меня, образы.
Мне и так одиноко,
Неподобающе возрасту…

Минулось.
Уляглось.
Один стою.
Некуда мне увиливать…
Пойду рисовать картину…
Как брёвна из глаз выковыривать…



Концепция Николай Кротенко Программирование Tebenko.com |  IT Martynuk.com
2003-2019 © Poezia.ORG

«Поэзия и авторская песня Украины» — Интернет-ресурс для тех, кто испытывает внутреннюю потребность в собственном духовном совершенствовании